Ленинградские областные испытания спаниелей по боровой дичи (тетерев) 09-10.08.2014

Материал из База данных Русских охотничьих спаниелей
Перейти к: навигация, поиск
Ленинградские областные испытания спаниелей по боровой дичи (тетерев)
Ленинградская область, Тихвинский район
9-10 августа 2014 года

Эксперты 09.08.2014

Председатель экспертной комиссии: Потравнов И.С.

Члены экспертной комиссии: Пчелинцев В.Г., Русина И.Б.

Результаты 09.08.2014

Порода Кличка Владелец Дата рождения Расценка Баллы Диплом Примечание
1 РОС Дублин 5471/12 Соколова Е.И. 01.04.2010 Без встречи с птицей б/д
2 РОС Глафира 5413/12 Булыгин С.Н. 18.09.2010 Одна работа б/д
3 РОС Шайга 5461/12 Громов А.Ю. 25.03.2011 Одна работа б/д
4 РОС Норфилд 5543/13 Католиков В.М. 06.12.2010 Снят по желанию владельца б/д

Эксперты 10.08.2014

Председатель экспертной комиссии: Потравнов И.С.

Члены экспертной комиссии: Булыгин С.Н., Соколов Д.А.

Результаты 10.08.2014

Порода Кличка Владелец Дата рождения Расценка Баллы Диплом Примечание
1 РОС Коза-Ностра 5636/14 Русина И.Б. 15.02.2012 Одна работа б/д
2 РОС Кент 5635/14 Шамарин Д.В. 15.02.2012 17 8 7 7 5 4 4 4 5 13 74 III бор
3 РОС Бальт II 5541/13 Терешкин В.А. 29.12.2011 17 7 6 7 3 4 3 5 5 13 70 III бор
4 РОС Барей-Бранта 5062/09 Пчелинцев В.Г. 25.12.2006 17 6 6 6 3 3 3 2 5 12 63 III бор

Отчет

Отчет эксп. III кат. И.С. Потравнова

Августовская охота по тетеревиным выводкам- классика русской охоты с подружейной собакой. Описания охот по тетеревам и белым куропаткам составляют заметную долю "летних страниц" "Охотничьих дневников и записок" М.В. Андреевского, охватывающих 35-летний период на рубеже XIX-XX веков, и являющихся показательным срезом охотничьих интересов того времени. Великолепные художественные описания охоты с легавой в болотном краснолесье приводятся в повести "Лето и осень"и очерках редактора журнала "Наша охота" Н.Н. Фокина, изданных в 1909 году. Да и вообще, говоря словами К.В. Мошнина: "А кому же и знать пригодность собак для леса, как не нам, северным охотникам, у которых три четверти нашей охоты - охота по тетереву, глухарю и белой куропатке."

Этот тезис нашел подтверждение и в том, что одни из первых полевых испытаний, организованных сектором спаниелей ЛООКС 30 августа 1933 года, проводились как раз по боровой дичи с целью показать [скептикам] "что в лесу они такие же мастера своего дела, как на воде и в болоте."

Удивительно, но спустя 81 год, приходится возрождать практику боровых испытаний. Несмотря на явно увеличившееся число тетеревов на заброшенных, зарастающих полях и вырубках, лицензионные ограничения на добычу этого вида по прежнему влияют на то, что многие спаниели не охотятся по тетеревам, а их владельцы имеют смутные представления о всем разнообразии доступных им охот. Поэтому проведение полевых испытаний спаниелей по тетереву, организованных секцией русских спаниелей ККОС ЛООиР благодаря инициативе А.Р. Табакова, преследовало две глобальные цели: популяризацию охоты со спаниелем по боровой дичи и знакомство с особенностями оценки собак при работе по выводковой боровой дичи. Слово "знакомство" звучит несколько странно в судейском отчете, но тем не менее это так. Если идейный фундамент испытаний спаниелей по болотно-луговой дичи и утке заложен многолетней практикой и более или менее последовательно передается в экспертских школах, то с испытаниями по боровой дичи это не так. Они сложны для проведения с организационной точки зрения, сложны и для собак, а потому регулярно не практикуются. В настоящее время, насколько нам известно, спаниели испытываются по тетереву в Перми и Новосибирске. Впрочем, полное прекращение публикаций судейских отчетов в последнее время, и отсутствие дельных статей по собаководству в охотничьей периодике могло сказаться на нашей осведомленности в этом вопросе, и по тетереву испытываются еще в каких-нибудь регионах. Но, даже если это так, то тот факт, что болотно-луговая дичь и дичь боровая судятся по одним и тем же правилам красноречиво говорит о том, что теоретического фундамента испытаний по боровой дичи не существует. Попытка начала обсуждения этого вопроса будет дана в заключительной части отчета.

Испытания были проведены в два дня 9-10 августа 2014 года в угодьях Тихвинского района Ленинградской области, в окрестностях деревни Печнева. Предварительная запись на испытания была открыта только для опытных собак, уже имеющих полевой диплом, и, как показало дело, этот подход целиком себя оправдал. Расстояние от города до места испытаний составило порядка 230 километров. Поэтому экспоненты собрались на месте лагеря в пятницу поздно вечером. Хочется отметить хорошую организацию и дисциплинированность участников испытаний. Благодаря радиосвязи с лагерем следующий выступающий номер оказывался всегда в нужное время в нужном месте. Организованное питание было осуществлено стараниями Д.В. Шамарина и Е.И. Соколовой при помощи свежеприобретенной армейской полевой кухни. Однако, стоит отметить и то, что, несмотря на многочисленные обсуждения этого вопроса, собаки по прежнему свободно болтаются в лагере, время от времени дерутся, опрокидывают столы, выклянчивают куски. Понятно, что жаркая погода днем не позволяет держать собак в машинах или палатках, но привязь или клетка легко решают эту проблему. Собаки не будут тратить силы и эмоции зря, и, хочется, верить будут способны показать еще лучшую работу.

Место испытаний представляло собой разнообразные заболоченные вырубки соснового леса возрастом 10-15 лет. Из-за нарушенного лесовозными дорогами и канавами стока, вырубки активно заболачиваются, на смену кукушкиному льну приходит болотный сфагнум. Многочисленные кочки густо поросли кустами голубики со зрелыми ягодами, местами земля покрыта зарослями вереска и багульника, который по мере подъема солнца и наступления дневной жары дает характерный душно-пряный запах прогретого выруба. Угодья сплошь покрыты сосново-березовым подростом различной высоты, местами пересечены канавами, опушенными, более высокими деревьями. Ходьба сравнительно тяжела из-за упавших стволов, скрытых ковром мха, и кочек. Однако, из-за жаркого и сухого июля (а возможно, и более глобально- малоснежной зимы), воды даже в канавах, колеях и низинах нет. В другое лето эти места будут выглядеть по другому. Особенности этого года сказались и на птице. Лето было очень контрастным, и мокрый и холодный июнь привел к тому, что, по сообщениям из разных районов Ленинградской области, многие птенцы тетеревов погибли, выводки малочисленны, часто встречаются холостые тетерки. В справедливости этих наблюдений мы убедились и во время испытаний, хотя в этих хороших местах плотность распространения птицы, очевидно, была выше средней. Это позволило предоставить встречу с птицей практически всем собакам.

9 августа работа началась в 6 утра. Судейская комиссия состояла из эксперта III категории И.С. Потравнова (председатель), эксперта II категории В.Г. Пчелинцева и эксперта III категории И.Б. Русиной. Солнце уже взошло, начиналось ясное утро. Температура составила +150 С, над землей стелился низовой туман на котором в противосолнечном сегменте появилась заметная белая радуга (fogbow) c ярким желтоватым основанием и более призрачной бесцветной верхней дугой. Обильная роса. Безветрие.

Первым номером, согласно жеребьевке, проведенной вечером, шел Дублин 5471/12 Е.И. Соколовой. Вел собаку Д.А. Соколов. При проверке послушания собака продемонстрировала свободное выполнение элементов проверки: хождения рядом на поводке и без поводка. Усаженная, собака дождалась команды "ко мне" и охотно вернулась к ведущему. Пущена в поиск в 6:13 так, чтобы одним крылом челнока касаться заросшей канавы. Ход- тяжеловатый галоп, с небольшими удалениями: порядка 10-12 метров от ведущего. Рисунок поиска как раз строится им. Д.А. Соколов грамотно вел собаку, стараясь своим движением суженым челноком помочь собаке обыскать угодья без особых пропусков. Конечно же это должно достигаться самостоятельной работой собаки, и отсутствие у Дублина должной самостоятельности повлияло бы на расценку постановки. В то же время послушание у собаки оказалось весьма неплохим. Таким, какого не хватало некоторым более скоростным собакам. В процессе продвижения по вырубке иногда на глаза попадались тетеревиные перья, а в один момент собака нашла и отметила останки съеденного хищниками молодого тетерева. В 6:47 Дублин резко оживился и активно пошел в куртину высокого березового подроста, рассеченную вдоль старой лесовозной колеей. Однако, вскоре перешел на свой обычный поиск, а наше движение продолжилось вдоль этой гряды. Выйдя на край вырубки и двигаясь вдоль лесовозной дороги, единственной, сохранившей влагу, собака подняла с грязи пару бекасов. Но возможности расценить эти подъемы не оказалось.

в 7:14 работа была закончена. К сожалению, Дублин остался без встречи с птицей.

Следующим номером шла Глафира 5413/12 С.Н. Булыгина. Собака продемонстрировала должное послушание при проверке, проведенной еще перед пуском первого номера в удобном месте. Во время работы Дублина собака спокойно шла поодаль на поводке. Работу начала в 7:17 с того места, где закончил выступление Дублин. Глафира очень порадовала умным охотничьим поиском, строя его рисунок сообразно местности и все время находясь в контакте с ведущим. Видно, что собака знает свое дело и прекрасно понимает, что только совместная работа может привести возможности подвесить птицу на торока. Поэтому можно было наблюдать, как ширина поиска менялась сообразно густоте зарослей. Говоря о поиске, надо отметить, что скорость его все же была несколько ниже того, что Глафира обычно демонстрировала на болотных испытаниях. Это надо, скорее соотнести, не с тяжестью передвижения по вырубке, а со сложностью именно работы чутьем среди кочек и сильных фоновых запахов (тем более, что по мере подъема солнца и до высыхания росы начинало ощутимо парить). Необходимостью ориентироваться в угодьях и подстраивать свою работу под быстро изменяющиеся условия. Можно сказать: скорость по уму. Вообще, такую несколько замедленную работу демонстрировали почти все собаки, что как раз может служить подтверждением данному выше объяснению. В 7:47 собака нашла тетеревиное порхалище на большом выворотне, отметила его и быстро бросила. К 7:55 вернулись к той гряде относительно высокого березняка, где оживлялся Дублин. По обеим сторонам колеи, проходившей через него, небольшие возвышенности (отвалы или что-то в этом роде), с ягодником которые тоже вызвали интерес у собаки, но перехода на работу по птице не случилось. Очевидно, оба спаниеля причуивали только старые кормовые наброды. После этого Глафира несколько подзавяла, устав от безрезультативной работы. Это вызвало справедливое недовольство ведущего и пару резких окриков "Пошла! Вперед!". В 8:15 на последних минутах работы, перешли проезжую накатанную дорогу, и вступили на другую, чуть более заросшую и без вереска, вырубку. Почти сразу же, метрах в 30-ти, вылетел вспугнутый черныш. Тут собака стала работать низом и, пересекая, старые неглубокие колеи, распутала след и вышла к месту подъема шумовой птицы. С этой же точки Глафира подняла еще одного черныша, по окрику остановилась и осталась на месте. В итоге- одна работа.

Работа третьей собаки- Шайги 5461/12 А.Ю. Громова началась в 8:42, после перехода, на северном краю той же вырубки, где до этого Глафира подняла птицу. Маршрут выступления был в общем похож на крупные зигзаги между восточной границей выруба и дорогой на западе. На эти зигзаги как бы нанизывался непосредственный поиск собаки. Хочется отметить, что по своему характеру он был весьма похож на описанный ранее у Глафиры, с тем отличием, что Шайга в начале позволяла себе скрыться из виду, уйдя по прямой и вызывалась обратно парой настойчивых свистков. Буквально через три минуты после начала работы в стороне снялся вспугнутый тетерев. Собака, попав на наброды, резко оживилась и дальше пошла легким красивым ходом. В 9:04 Шайга в густом сосняке (в рост человека) прихватила наброд и минуты две шла по нему, пытаясь распутать след. При этом временами отрывая голову от земли и стараясь поймать токи воздуха верхом. В это время начинал тянуть слабенький западный ветерок, однако внизу, среди деревьев, вряд ли он смог сыграть какую-то роль. Продолжая работу и отойдя от сосновых зарослей, среди мелкого редкого березнячка собака в 8-10 метрах от ведущего подняла выводок из 4-х тетеревов. Первая птица была поднята прямо по чутью, остальные слетели по бокам, с площади около 3-х квадратных метров, в этот момент. После посова в несколько метров собака остановилась по окрику ведущего. Выстрела не последовало. Весь трек от места причуивания и до места подъема составил порядка 30-ти метров. Скорее всего, собака наткнулась на свежие наброды, которые птицы оставили перемещаясь при кормежке. После этой работы мы снова отошли ближе к лесу и потратили, некоторое время на работу там, хотя, вероятно, стоило не терять место, а чуть обождав целенаправленно искать перемещенных птиц. Но, как бы то ни было около 9:20 мы оказались в месте по направлению которого улетал выводок (однако, это было понято только после последовавших событий). В это время начал дуть ровный западный ветерок 2 м/с. Жарко, огромное количество мокреца, поднимавшегося из влажного мха. В 9:28 собака пошла по глубокой колее бейдевиндом, а после нее с высокой бровки одним из членов комиссии был поднят тетеревенок. В этом случае сложно однозначно определить причину пропуска. Вероятнее всего так сложились условия, что собака, находившаяся ниже птицы, не смогла уловить ее запах, несмотря на благоприятное направление ветра. А вот через четыре минуты Шайга, действительно, проштрафилась, пропустив еще одного тетеревенка из разбитого выводка. Собака явно прихватила след, проскочила вперед. Кажется одумалась и стала возвращаться, но в этот момент из под ног комиссии вылетела птица. Вероятно, все же стоит отметить сильный запах багульника в том месте. Больше птицы в отведенное время найти не удалось. В итоге: одна работа.

Следующим по жребию был черный Норфилд 5543/13 В.М. Католикова. Однако, ввиду наступившей жары, с согласия владельца, было решено перенести его выступление на вечер.

В половину девятого вечера мы снова были в угодьях. При проверке послушания Норфилд свободно выполнил хождение рядом, но оставленный сидеть, встал и тихо подвинулся за удалявшимся ведущим. Собака пущена в работу в 20:37. Видимо, жара еще спала не до конца, а ветерок уже улегся, поэтому собака продемонстрировала очень неактивный поиск и была снята по желанию владельца. Стоит отметить, что на следующий день, уже после завершения испытаний Норфилд обнаружил неподалеку от дороги выводок тетеревов и его знакомство с этой птицей все же состоялось.

Ночь на 10-е августа была освещена множеством светлячков. А под утро пошел умеренный дождь, прекратившийся только в седьмом часу утра. В итоге выступления собак начались сравнительно поздно, но пасмурное утро продлило время пригодное для работы и все четыре собаки, испытывались в сравнительно комфортных условиях.

Была организована новая испытательная станция, которую судила комиссия в составе: эксперта III категории И.С. Потравнова (председатель), эксперта I категории С.Н. Булыгина и эксперта III категории Д.А. Соколова.

Первым номером по жребию шла Коза-Ностра 5636/14 И.Б. Русиной. Собака продемонстрировала достаточное послушание при проверке, и была пущена в поиск в 6:40 близко к тому месту, где прошлым утром начинала работу Шайга. Безветрие, сравнительно прохладно, солнце скрыто за облаками. Деревья все в каплях, в воздухе висит легкий туман. В поиске Коза-Ностра не так легка, как две предыдущие суки, но активно-напориста. Поиск не широк: 12-15 метров, собака находится в достаточном контакте с ведущей. В 6:58 собака оживилась и начала работать низом в узкой разделительной посадке. Посадка состояла из среднеразмерной березы, по ее обеим сторонам кочки с ягодами и разреженные заросли совсем невысоких березок. Перейдя на другую сторону Коза-Ностра продолжила отрабатывать след, в конце-концов, отвернула от гряды и метрах в 20 от нее, прямо из под носа, подняла тетерева. После подъема и команды сразу же села. Удачным выстрелом птица была бита и упала на сравнительно чистое место среди редких маленьких сосенок. Собака места падения не видела, поэтому наводилась на него ведущей. Сперва она проскочила его, но была возвращена свистком и наведена повторно. Найдя птицу схватила ее и замерла. Потребовалась повторная команда, побудившая собаку все-же принести птицу. В конце-концов благополучно подала в руку. Хват несколько жестковат. Трофеем оказался молодой петушок тетерева, размером чуть больше рябчика у которого уже начали переодеваться в черное перо концы крыльев.

Следует отметить, что эта работа произвела очень хорошее впечатление. С момента прихватки собакой запаха было сразу ясно, что она работает по птице. Выразительное поведение, и в то же время, если так можно сказать, планомерное поступательное распутывание тетеревиного наброда держали наше внимание в напряжении, поэтому подъем не явился неожиданностью. Такой и должна быть хорошая, запоминающаяся работа на охоте.

В 7:12 работа продолжена. В зените образовался большой просвет голубого неба, но горизонт обложен тяжелыми облаками, солнце скрыто. На почве и деревьях по прежнему сыро, при этом запах на вырубке не такой пряный, как в сухую погоду. Начался вылет гнуса. К 7:25 собака несколько подзавяла, однако минут через 5 вновь оживилась, как-то уж очень явно обратив внимание на певчую птичку, и к 7:50 закончила работу в том же темпе. К сожалению, больше птицы отыскать не удалось. В итоге: одна работа.

Следующим экспонентом стал Кент 5635/14 Д.В. Шамарина. Показав достаточное послушание, собака начала работу в 8:08. Поиск был начат на том же вырубе в направлении запад-восток, в сторону леса. В начале Кент в поиске выглядел довольно бледно. Вскоре после начала работы прозвучал телефонный звонок, и И.Б. Русина сообщила, что возвращаясь с собакой в лагерь, из придорожной канавы вспугнула выводок тетеревов, переместившихся на выруб. Мы с экспонентом двинулись туда. В 8:30 в густом подросте вдоль придорожной канавы, практически непригодном для работы, был поднят шумовой тетерев. Собака, попав на наброды, прямо преобразилась. Оживившись, все остальное время испытаний Кент шел исключительно красивым страстным струящимся галопом, который мы имели удовольствие видеть на прошлогодних болотных испытаниях, не опуская голову ниже уровня спины, а временами картинно ловя струи воздуха. Решительно, по стилю это одна из лучших в настоящее время собак. Им он превосходил бы и свою мать- Гайду (главным образом за счет более растянутой поясницы и, как следствие, плавного красивого хода), если бы не огрех в виде отдачи голоса на даже пустых сидках и набродах, а не по птице перед подъемом. Поэтому, в рамках действующих правил, при расценке Кент получил полный балл за стиль хода и 4 балла за стиль подводки. Хотя, конечно, разумно оценивать стиль единой графой, в которой он все же не набрал бы максимального балла. В 8:35, идя по направлению разлетевшегося выводка в гущаре Кент коротко причуял верхом и поднял тетеревенка. После подъема со стороны ведущего не последовало никакой команды, и собака продемонстрировала посов на грани фола. Вообще, надо отметить, что ведущий часто отсвистывает собаку (которая весьма послушна) в самый неподходящий для этого момент, а тогда когда свисток был нужен, его не прозвучало. В один момент по двойному свистку собака мгновенно прервала поиск и села. В 8:45 ведущий нашел мертвого тетерева, еще в "товарной кондиции". Наведенная на него собака подала птицу без заметных ошибок, но довольно вяло. Оставшееся время собака продолжала работать ярко, но, в отличие от трех предыдущих сук, скорее не умом, а экспрессией. Возможно, в этом и кроется причина невыразительного начала поиска: собаке нужен толчок чтобы разгореться. В таком случае, остается надеяться, что больший охотничий опыт приведет к тому что для нее таким толчком станет сам момент начала поиска. В 9 часов в углу выруба, почти на кромке высокоствольного леса собака явно прихватила след, повела к деревьям и подняла, захлопавшего крыльями и мелькнувшего в просвете тетерева. Для выстрела возможности не оставалось, но остановку зафиксировать удалось.

Подача с воды оценивалась после завершения выступления всех участников на берегу небольшой лесной речки Луненки. Кент, взяв тетерева в пасть на воде, направился на другой берег, но в итоге одумался и вышел к ведущему. Безукоризненная подача строго в руку, в паре-тройке метров от уреза воды.

Итоговая расценка: 17-8-7-7-5-4-4-4-5-13, 74 балла, Д III

После завершения работы Кента по совету егеря переехали в другое место. Выступление следующих двух номеров происходило на более старой и более болотистой вырубке, заросшей преимущественно березняком с вкраплениями сосновых деревьев. Вересковые заросли практически отсутствовали, к многочисленным кустам голубики добавился брусничник. Выступление следующего номера Бальта II 5541/13 В.А. Терешкина началось в 9:48. К этому моменту небо прояснилось, начало слегка припекать. Тем не менее, условия для работы собаки были еще вполне комфортные. Маршрут пролегал по вырубке примерно параллельно грунтовой дороги в направлении восток-запад, пересекая заросшие канавы и старые лесовозные дороги. В начале собака продемонстрировала активный, напористый и достаточно широкий поиск. Несколько раз Бальт скрывался из вида в зарослях, но тут же возвращался командой "назад". Однако, через некоторое время, не встречая запаха птицы, собака потеряла первоначальный интерес и пошла медленней, ближе к ведущему. Таким образом мы продвинулись по вырубке до узкой гряды недоруба, состоящего из старого сосняка, и стали двигаться параллельно ей в сторону грунтовки. Ветер в это время начинал тянуть чуть ощутимей, но менял направление. В 10:30 работа по выводку тетеревов. Собака наткнулась на свежий наброд, очень оживилась и заскакала практически по прямой, делая свечки. Времени на раздумия было немного, так как пройдя не более 10 метров (расстояние от ведущего, разумеется, было несколько больше) Бальт поднял сперва одного тетерева, затем в паре метров от него, точно по чутью, второго. В момент этих подъемов с той же площадки слетели остальные три птицы выводка. К сожалению, выстрел не прозвучал. Собака посунулась за разлетающимися птицами метров на 10, но все же была остановлена. Впечатление от этого красочного подъема было несколько смазано стойким ощущением случайности нахождения следа, виной чему был сократившийся поиск заскучавшей собаки. Запаса охотничьей страсти у Бальта хватает с избытком, и здесь скорее можно пожелать большей охотничьей практики (собаке 2.5 года),чтобы эта страсть не угасала в моменты длительных пустых хождений.

Пущеная в поиск разлетевшихся тетеревов, разгоряченная собака ушла далеко вперед и с трудом была возвращена к послушанию. В 10:42, идя по ветру, собака на небольшой чистинке коротко причуяла и подняла в воздух запавшего тетеревенка. После подъема сразу остановилась, однако после неудачного выстрела потребовалась повторная команда, чтобы оставить собаку на месте. Этой второй работой выступление Бальта было завершено. Так как птица из под него не была отстреляна, подача проверялась с заброса. Собака порадовала безукоризненной подачей как с суши, так и с воды. Причем, в последнем случае к ней прицепилась длинная ветка, но Бальт невзирая на нее вынес птицу на берег и отдал в руку ведущему.

Итоговая расценка: 17-7-6-7-3-4-3-5-5-13, 70 баллов, Д III

Дорабатывать тетеревов из выводка, найденого Бальтом, была пущена Барей-Бранта 5062/04 В.Г. Пчелинцева. Послушание было проверено на дороге и признано достаточным. Собака начала работу в 11:04, зайдя с лесовозной дороги по направлению разлета трех птиц из выводка и двигаясь через их предполагаемое место посадки к точке подъема выводка. К поиску Барей-Бранты можно полностью применить описание поиска Дублина. Он так же неширок и несамостоятелен, ведущий также грамотно сам ищет птицу, понукая к этому собаку. Однако, в 11:16 собака, очевидно, прихватив какой-то след оживилась и стала в поиске отходить на большую дистанцию, перейдя с рыси даже на галоп. В 11:24 короткая, не очень яркая работа одного из двух перемещенных тетеревят. Второй при этом, за мгновение, снялся в стороне от одного из членов комиссии. Относительно крутившегося в березках слабенького ветерка собака шла бакштагом, что очевидно повлияло на дальность причуивания. В то же время интересно отметить, что птицы были подняты совсем неподалеку от места подъема выводка, хотя изначально перелетели минимум на 50 метров. Значит они довольно быстро снова собираются на привычном им месте и должны давать сильно пахнущие свежие наброды. После подъема собака посунулась за птицей, но была остановлена грозным окриком ведущего. Дальнейший поиск шел чуть в более бодрой манере, но все равно хотелось бы видеть его более энергичным. Обойдя высокоствольный сосняк, сильно захламленный упавшими стволами, куда по нашему мнению переместились поднятые тетерева, вернулись примерно к месту второй работы Бальта, и от него снова пошли по направлению места подъема выводка. Эта тактика сработала. С почти растворившегося в окружающем ландшафте лесовозного волока собака в прежней манере подняла тетеревенка. По команде сразу же села. Птица была бита и упала сравнительно далеко за высокой узкой полоской березок. Собака была наведена на место падения и почти сразу же оттуда снялся черныш. Но убит был однозначно пестрый тетеревенок, поэтому поиски продолжились и, в конце-концов, птица была найдена. Собака достаточно вяло подошла к ней, увидела и схватила прыжком. После этого ей очень не хотелось расставаться с добычей, и только после громкого повтора неторопливо принесла и отдала в руку. Подача с воды проверялась в том же месте, что у Кента и Бальта. В воду собака вошла аккуратно, вынесла птицу на берег, положила ее, отряхнулась и без повторной команды взяла вновь и отдала в руку.

Итоговая расценка: 17-6-6-6-3-3-3-2-5-12, 63 балла, Д III

Какие же можно сделать выводы по итогам прошедших испытаний? Самым главным, на наш взгляд, является то, что практика подтвердила возможность проведения полевых испытаний спаниелей по тетереву в сезон охоты и с отстрелом. Несмотря на то, что такие испытания непросты в проведении, и получилось так, что ряд собак остался с одной работой или без отстрелянной из под них птицы - это большой опыт как для наших собак, так и для их владельцев и судей. Запись только опытных собак оправдалась тем, что ни одна собака не была снята за угонку и ни одна не отказалась подавать тетерева. Хотя в этом плане владельцам еще есть куда стремиться. Хочется отметить, что основное ядро, продемонстрировавшее хорошую работу и получившее полевые дипломы- это достаточно молодые собаки 2010-2012 года рождения (за исключением Барей-Бранты). Особенно хочется выделить трех сук: Глафиру, Шайгу и Коза-Ностру, показавших действительно умную охотничью работу. Однако, по стечению обстоятельств именно они остались с одной встречей с птицей. Можно ли как-то избегать этого в будущем? На наш взгляд, решение этой проблемы может состоять в еще большем ограничении числа испытуемых собак. Чтобы количество перешло в качество. Испытание двух собак за утро позволит во-первых давать больше добавочного времени, в рамках отведенных правилами, не рискуя "вытолкнуть" следующие номера на жару или пустые места. Во-вторых позволит не так экономить птицу (лицензионные ограничения, желание предоставить работу многочисленным следующим номерам) и в любом случае доводить дело до отстрела. Это важно, и собака может считаться полноценно испытанной только при выполнении этого требования.

Необходимо отметить, что весьма эффективной оказалась манера работы собак низом. Нахождением выводков и Шайга и Бальт II оказались обязанными именно следованию их кормовым набродам. Яркая работа Коза-Ностры по одиночке была выполнена тем же приемом. Очевидно, что в условиях зарастающего выруба и летнего утра с отсутствующим, или же слабым, меняющим направления ветром, собака благородно ищущая токи воздуха только вверху, окажется в более проигрышном положении. В качестве подтверждения этого наблюдения можно привести случай описанный В.А. Селюгиным в статье в №12 журнала "Охотник" за 1928 год, и цитируемый Н.А. Зворыкиным в работе "Оценка легавой на охоте". В жаркий день работа низом немецкой легавой привела к подъему выводка куропаток, в то время как верхочутые ирландцы только отмечали след, пересекая его. Однако, дальше следуют слова о том, что переместившихся птиц ирландцы разделали быстрее и красивее. Действительно, переместившиеся молодые птицы из выводка по началу плотно западают и не дают следа, в этом случае только работа верхом приводит к положительному результату. Это наглядно было видно на примере первой работы Кента и второй Бальта II. В то же время, эти работы получались короче, были менее выразительны и оставляли меньше времени на подготовку к выстрелу. В целом, очевидно, что наиболее выгодной является, в общем-то свойственная спаниелю, комбинированная манера работы. Для получения более объективной картины работы чутьем, имея ввиду упомянутую разницу между работой по выводку и перемещенному одиночке, следует стараться дать собаке сработать оба варианта. А уж выбор приемов работы в свою очередь как раз зависит от охотничьего ума собаки, столь рельефно выступающего на боровых испытаниях. Именно уму, или же мастерству, которое целесообразно ввести в расценочную таблицу, подчиняется и поиск собаки: его ширина, скорость, в зависимости от угодий. Мастерство, по сути является сплавом, соединяющим в себе и работу чутьем и поиск, который коренным образом влияет на результативность работы и комфортность охоты с собакой. Введение этой графы в расценочную таблицу- плата за то, что мы имеем дело именно со спаниелем, в работе которого особенно велика роль технических моментов, приобретаемых с опытом. Кроме того, говоря о комфортности охоты с собакой, необходимо отметить и то, что по-настоящему комфортной будет охота со стильной собакой. Яркие работы позволяют заранее подготовиться к выстрелу и, безусловно, собака высокого стиля окажется добычливее ее невыразительной соперницы. Стиль- явление неразделимое на составляющие, и элемент "потяжка" в графе "потяжка и подводка" у спаниеля, на самом деле, является не каким то отдельным рабочим качеством (с притянутыми за уши критериями для оценки), а именно составляющей стиля в целом. Поэтому в правилах должна быть объединена вместе со "стилем хода" и "стилем подводки" в единую графу.

Необходимо также добавить и замечание об абсурдности требования к проверке подачи боровой дичи с воды. Сама эта процедура эстетически малоприятна и, на наш взгляд, практически не оправданна. Здравый смысл подсказывает, что в случае тетеревиных охот приводнение битой птицы будет происходить исключительно редко. Однако, испытания с отстрелом, полностью соответствующие условиям реальной охоты, как раз позволяют выявить качество подачи в любой ситуации, в том числе и при таком исключительном событии. Собаку попросту останется без диплома, если она вдруг откажется подавать птицу с воды. Искусственное моделирование данной ситуации совершенно излишне, так как есть отдельные виды испытаний по болотно-луговой дичи и утке, где подача с воды является уже насущной необходимостью и прекрасно проверяется в так же "боевых" условиях с отстрела.

В заключение мы хотели бы еще раз выразить самую искреннюю признательность А.Р. Табакову за инициацию и помощь в организации данных испытаний.

Судьи: И.С. Потравнов, С.Н. Булыгин, В.Г. Пчелинцев, И.Б. Русина, Д.А. Соколов

Ссылки

Русские Спаниели Санкт-Петербурга